Как цифровая экономика влияет на бизнес

ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА и БИЗНЕС

Цифровые технологии радикально меняют отрасли и рынки, оказывая разностороннее влияние на деятельность компаний, формируя новые реалии бизнеса, которые пока в полной мере не понятны.

Я рассматриваю цифровую трансформацию бизнеса как процесс превращения традиционной организации в цифровую компанию, в деятельности которой присутствуют как материальные, так и цифровые объекты, которые интегрируются, постепенно трансформируя бизнес.

Цифровыми объектами являются цифровой двойник технически сложного изделия, интернет-магазин, онлайн-банк, сайт компании, робот/бот как цифровая модель работы колл-центра, причем этот перечень непрерывно расширяется.

На данном этапе развития цифровой экономики в России ее влияние на бизнес наиболее наглядно проявляется в следующем:

• формируются новые платформенные модели бизнеса, которые ведут к трансформации отраслей и рынков и становятся важным фактором конкурентоспособности компаний;

• меняются рынки и механизмы конкуренции;

• постепенно формируется новая цифровая философия бизнеса.

Платформенные модели бизнеса

Специфической чертой цифровой экономики с позиций организации и управления бизнесом является бурное развитие цифровых платформ, которые, по мнению многих исследователей, становятся «строительными блоками» цифровой экономики.

В 2015 г. известная консалтинговая компания Accenture выделила тренд, который назвала «(Р)эволюция платформ» (Platform ®evolution). По мнению компании, появление новых цифровых платформ обещает не меньшую революцию, чем создание фабрик более двух веков назад.

В мир бизнеса термин “платформа” пришел из инженерной сферы и сферы программного обеспечения.

Существуют платформы продукта – это платформа автомобиля, смартфона и др.

В ИТ-сфере есть программные платформы Windows и др.

Однако дать единственно верную трактовку и примеры платформ применительно к бизнесу вряд ли возможно.

Дело в том, что в сфере бизнеса формируются разные платформы: есть публичные и частные (закрытые) платформы, двусторонние и многосторонние платформы.

Наиболее распространены двусторонние платформы, или их еще называют двусторонние рынки, за исследование которых Тироль получил Нобелевскую премию.

Примеры таких платформ: Uber, Arnbn, Blablacar, Alibaba, Ozon и другие интернет-магазины, Avito, Юла и множество других платформ-агрегаторов, которые сводят продавцов и покупателей на разных рынках. По сути, любой торговый центр – это тоже двусторонняя платформа.

Двусторонние платформы легко копируются, единственное ограничение – денежные ресурсы.

Копирование платформ видно на рынке такси, услуг по продаже билетов, бронирования жилья, а также на розничном рынке, где буквально развернулась конкурентная борьба таких платформ-маркетплейсов. К уже существующим интернет-магазинам, часть из которых преобразуется в новые торговые платформы, например Ozon, в которую вкладывает ресурсы компания АФК “Система”, добавляются маркетплейсы Агро24, Мир торговли, Goods от группы «Сафмар»,маркетплейс «Беру» от Сбербанка и «Яндекс. Маркета», список, видимо, продолжится.

Однако со стратегических позиций развития бизнеса наибольший интерес представляют многосторонние платформы.

На мой взгляд, наиболее адекватное определение многосторонней платформы дает Muegge

Цифровая платформа как модель бизнеса – это совокупность частично или полностью открытых технологий и активов, которые могут быть использованы независимыми компаниями и частными лицами для разработки дополняющих технологий, продуктов и сервисов. Это целостная структура, состоящая из множества компонентов и общих правил (стандартов) функционирования, объединяющая людей, компании и ресурсы с целью создания и распространения ценностей для потребителей. Соответственно важными составляющими платформенной модели бизнеса являются технологии, коммуникации и система управления

Владелец многосторонней платформы предоставляет другим компаниям возможность использования своей технологий для совместного развития бизнеса. Тем самым он выходит за границы своей компании и формирует экосистему бизнеса.

Экосистема бизнеса – это динамично развивающегося сообщества разнообразных субъектов (акторов), создающих новые ценности в процессе как взаимодействия, так и конкуренции.

Российская практика. Хорошим примером платформы и сформированной вокруг нее экосистемы является российская компания 1С. Именно на примере компании 1С мы совместно с моим многолетним соавтором С.А. Кузнецовой рассмотрели проблемы формирования бизнес-экосистемы на основе цифровой платформы в статье, которая опубликована в журнале Инновации (2018, №2, с.52-57).

Разветвленная партнерская сеть, сформированная на основе цифровой платформы 1С, включает более 10 000 постоянных партнеров в 600 городах и 25 странах. Платформенная модель бизнеса позволила компании 1С занять второе место на российском рынке информационных систем управления компаниями, уступив только мировому лидеру компании SAP.

Другие примеры отечественных многосторонних платформ:

• Система “Город” новосибирской компании ЦФТ, которая позволяет потребителям оплачивать разнообразные услуги ЖКХ, осуществлять другие платежи различным организациям, в том числе налоги, штрафы и т.д

• Система 2GIS новосибирской компании ДубльГИС, на базе которой осуществляется не только поиск нужных объектов, но и развиваются другие сервисы, в частности для малого и среднего бизнеса.

Отметим тенденцию преобразования двусторонних платформ в многосторонние.

Так, цифровая платформа Avito за 10 лет своего существования накопила огромный объем данныых. На основе этих данных компания РБК стала делать оценку инфляции по потребительским группам товаров и по регионам. Данные по конкретным товарным группам представляют также интерес для бизнеса, поэтому владелец платформы рано или поздно откроет доступ к этим данным и другим заинтересованным лицам. Доступ предоставляется через интерфейс API на определенных условиях.

Примеры для подражания имеются. Например, крупнейшая в мире торговая платформа Amazon (с ней сравнялась или даже обогнала платформа Alibaba), накопив огромный объем данных, открыла к ним доступ независимым компаниям, превратившись в многостороннюю платформу. Сейчас на платформе Amazon работает более 140 000 компаний (!!!). Это, так называемые, мэшапы, которые соединяют (смешивают) возможности платформы и собственные предпринимательские навыки, предлагая на рынок новые ценности в виде товаров и услуг.

Примером мэшапа является Uber, который посредством открытых API использует Google Maps в качестве основы своего бизнеса.

Компания Apple также предоставила другим компаниям и людям возможность разработки мобильных приложений и иных продуктов для своих гаджетов на базе операционной системы iOS, организовав продажу этих продуктов на iTuneStore.

А платформа Alibaba долго оставалась закрытой, развивая дополнительные сервисы своими силами. Также закрытой является платформа Uber, которая не дает доступа к своим данным заинтересованным организациям. А по этим данным можно смотреть, как меняется трафик, какие наиболее востребованные маршруты перевозок, как это все распределяется во времени и т.д. Естественно, появились компании, которые “вскрывают” данные Uber.

Более подробно о платформах – их преимущества, проблемы формирования и управления – планирую написать отдельную статью. А сейчас продолжим.

Изменение механизмов конкуренции

Появление платформенных компаний и формируемых на их основе экосистем бизнеса меняет рынки и конкуренцию. Платформенные компании становятся своего рода “хабами”, через которые осуществляется “допуск” других компаний к потребителям платформенных товаров и услуг. Это барьер конкуренции нового типа.

Также осуществляется “привязка” пользователей к продуктам платформы за счет совместимости и связности платформенных технологий, а это затрудняет доступ другим и переход пользователей с одной платформы на другую (яркий пример – 2 системы для смартфонов iOS и Android).

В антимонопольном регулировании появляется ключевая и пока трудно разрешимая проблема – как измерить долю рынка платформенной компании? Как регулировать конкуренцию платформ?

Представитель ФАС (федеральной антимонопольной службы) весной 2018 г. заявил на одном из обсуждений, что как вариант решения этой проблемы они планируют запретить закрытые платформы (!?).

В интернет-пространстве много закрытых платформ, пока они никого особо не волнуют. Хотя прецидент конкурентной борьбы платформ уже создан. Так, отечественная платформенная компания Яндекс выиграла процесс против своего конкурента компании Google, которая заключила мировое соглашение с ФАС России в апреле 2017 г. Заплатив штраф порядка 400 млн. рублей, Google согласился предоставить дополнительные возможности для продвижения поискового сервиса Яндекс в своем браузере Chrome.

В отличие от интернет-пространства конкуренция в реальном мире услуг между платформенными компаниями и традиционным бизнесом обостряется.

Против Uber борьба идет как в России, так и в Европе. В результате в Европе суд Люксембурга постановил признать Uber транспортной компанией (а она позиционирует себя как платформа высокотехнологичных услуг). Это значит, что она должна иметь собственный автопарк, платить налоги и стать такой же, как и компании, оказывающие услуги такси.

В ноябре 2018 г. российские автоперевозчики подали коллективный иск в Таганский суд г. Москвы, где требуют запретить деятельность сервиса Blablacar. Это французская платформа, широко представленная в разных странах Европы и в России, она распространяется по франшизе. Я пользовалась услугами этой платформы, где можно найти попутный автомобиль, которым можно доехать до Барнаула или другого близлежащего города. Мне как потребителю это удобно (выбираешь удобное время, автомобиль, быстро добираешься), дешево - поездка стоит в районе 500 рублей. На автобусе ехать дороже и дольше. Естественно, что такая услуга практически полностью вытеснила междугородние такси. Они недовольны.

Недовольно и государство, так как с таких услуг не платятся налоги. Поэтому есть попытки “наезда” на платформенные компании, что они способствуют незаконной предпринимательской деятельности.

Время покажет, кто победит – потребители, которым выгодны услуги платформенных компаний (перевозки, покупка билетов, аренда жилья, продажа товаров hand made и многое другое) или регулирующие органы и компании традиционного бизнеса.

Заметим, что в 2016 г. 4,2% взрослого населения США получали доход, используя платформы Uber, Airbnb, BlaBlacar и другие.

Формирование новой цифровой философии бизнеса

Основные контуры цифровой философии бизнеса пока только прорисовываются, но связаны они с характерными чертами цифровой трансформации, такими как:

• умная (smart) автоматизация с выходом на принятие управленческих решений и развитие IEM-систем (интеллектуальных систем управления), которые приходят на смену ERP-системам;

• использование цифровых двойников процессов и объектов и создание «умной» продукции;

• развитие новых моделей бизнеса с ориентацией на партнерство и внешнюю связность;

• новые виды аналитики больших данных – предсказательная (Predictive) и предписывающая (Prescriptive) аналитика.

Новая цифровая философия в отличие от традиционной производственной или маркетинговой акцентирует внимание на данных, которые становятся важным ресурсом компании, обеспечивая качественные изменения производства и сбыта продукции.

«Данные наравне с людьми, технологиями, капиталом стали одним из основных активов корпораций, а часто и самым главным» (Портер, Хаппелманн, 2015).

Работа с данными в компании предполагает организацию системы сбора потока данных с датчиков в рамках развития интернета вещей, хранение структурированных и неструктурированных данных в разных форматах в концепции «озера данных», использование этих данных для моделирования и развития предписывающей аналитики с выходом на принятие управленческих решений.

Установлено, что любое промышленное предприятие генерирует огромный поток данных, особенно тех, которые характеризуют работу оборудования. Работа с этой информацией является одной из ключевых проблем Индустрии 4.0, или промышленного интернета, как принято называть это явление в России и США.

До недавнего времени основной поток данных формировался на потребительских рынках и в финансовых сферах, однако сейчас центр его генерации перемещается в производство.

По мере развития цифровых технологий компании будут вынуждены действовать быстрее и умнее, повышать скорость обработки информации и принятия управленческих решений.

Однако многие компании оказались неподготовленными к эре больших данных, отмечает известный эксперт в сфере технологий Фил Саймон ((Simon). Очень медленно компании приходят к пониманию, что для принятия обоснованных решений уже недостаточно традиционных инструментов типа Excel, KPI, стандартных отчетов и даже средств бизнес-аналитики.
Эти инструменты не могут работать со все увеличивающимся потоком разнообразных типов данных.

С примерами использования алгоритмических принципов извлечения знаний из больших данных и персонализации предложений сталкивается каждый человек,
работающий с сервисами Google, Amazon, Alibabа, Сбербанк-онлайн и другими и получает предложения и рекомендации, которые отвечают его интересам или потребностям.

Перечисленные компании создали системы сбора и анализа информации, которые применительно к каждому клиенту отслеживают покупки и оценки товаров, частоту обращений к ссылкам, посещаемые сайты и другие сведения о его предпочтениях (так называемый “цифровой след” человека), алгоритмическая обработка которых позволяет в будущем точнее делать рекомендации. Это прескриптивная, предписывающая (Prescriptive) аналитика в действии.

Но это только начало пути!

продолжение – блог о многосторонних платформах

amazon 1 api 1 data-mining 1 бизнес-модели 3 двусторонние-платформы 1 знания 1 инструменты-управления 3 менеджмент 3 многосторонние-платформы 1 модель-paas 1 мэшапы 1 озеро-данных 1 платформы 2 платформы-на-основе-модели-цифрового-двойника 1 правила 1 принципы-управления 2 продукт-как-услуга 1 рынок-м2м 1 со-конкуренция 1 со-творчество 1 цифровая-экономика 1 цифровые-технологии 1 шеринг 1 экосистемы-бизнеса 1